«Снести нельзя сохранить»: топ-10 исторических зданий Ростова, которые могут не дождаться реконструкции

Ростов-на-Дону уже несколько лет называют перспективным туристическим направлением. Сюда приезжают не только вкусно поесть, но окунуться в атмосферу купеческого юга, полюбоваться историческими особняками, большинство из которых — памятники архитектуры регионального и федерального значения. Впрочем, любоваться скоро может оказаться нечем: старинные дома рушатся один за другим. Вместе с градозащитниками Геннадием Крольманом и Мариной Натальян составили топ-10 самых ценных исторических зданий города, которые еще можно и нужно спасти.

1. Водолечебница И. Г. Рындзюна, Серафимовича, 89/94.

С домом связана память о семье Рындзюн. Илья Галилеевич Рындзюн в 1920-х гг открыл элетроводосветолечебницу, которая пользовалась огромным успехом. Его супруга, Матильда Борисовна баллотировалась в биржевой комитет Городской думы, а дети прославились далеко за пределами Ростова. Нина (Нисс-Гольдман) стала заслуженным скульптором, через мастерскую которой прошли Валерий Брюсов и Анна Ахматова, Феликс Дзержинский и Александр Солженицын. Брат Нины, Володя, эмигрировал и работал секретарем Сергея Есенина и Айседоры Дункан, а затем стал снимать фильмы в Голливуде и придумал используемую сегодня повсеместно «девушку на обложке», чтобы повысить продаваемость модных журналов.

Несмотря на свое аварийное состояние, в здании водолечебницы сохранились шахта лифта, кованые перила, метлахская плитка, паркет и уж совсем роскошь — лифт системы Отис начала века (сейчас затоплен в подвале). Один корпус лечебницы разобрали еще в 2010-х и никак не соберут обратно. Второй пока держится, но с каждым годом ему все хуже. По иронии судьбы, его фасад смотрит на здание, где долгое время находилась администрация Кировского района.

Сохранить, реставрировать и даже «перезапустить» здание возможно — такая практика есть. Но, как говорится, было бы желание, — отмечает Марина.

2. Дом наследников В. Р. Максимова, Московская, 72.

Роскошный доходный дом 1908 года постройки, «Дом с ангелами», как часто называют его горожане, уникален. В начале века здесь находились магазины готового женского платья и головных уборов, а в советское время на первом этаже располагалось адресное бюро. На втором и третьем сдавались квартиры в аренду. Сейчас над парадным входом можно видеть объемную деревянную вывеску «Квартиры». На 1913 год здесь проживали и принимали врачи, имелась женская клиника на 6 коек. Внутри дома и сегодня сохранились родной паркет и квартирные двери, метлахская плитка, и перила восточного парадного входа, лепной разнообразный потолочный декор.

Дом, к которому, кажется, нет равнодушных в городе, уже 16 лет хотят переделать в музей истории города. Несмотря на акты вандализма и попустительство в возбуждении уголовного дела по акту хищения перильных ограждений в 2022 году, проект приспособления дома под музей и проект первоочередных противоаварийных домов готов. Но каждый раз у администрации Ростова находятся причины, по которым ничего из этого не происходит.

— Согласно ответу Следственного комитета на март 2023 года, участок, который занимает дом, еще не размежеван с соседями, а значит, проект приспособления не может быть принят и исполнен в ближайшее время. Последние годы спасением здания, закрытием входов внутрь и защитой от пожара занимаются только обычные неравнодушные граждане, — резюмирует Геннадий.

3. Клуб приказчиков (Театр Музкомедии), Серафимовича, 88.

На аттике здания с шикарными интерьерами красуется 1899 год. В этот год и началось строительство театрального здания с залом на 600 зрителей. К 1911 году площадка была готова и приняла Анастасию Вяльцеву, Федора Шаляпина, затем Владимира Маяковского, уроженку Ростова Изабеллу Юрьеву. Билетером здесь работал Александр Печерский — герой побега из Собибора.

Читайте также:  В Ростове-на-Дону крупный пожар охватил склад и жилые дома

Здание почти не пострадало во время войны и возобновило свою работу под названием театра Музкомедии. Многие ростовчане помнят «Принцессу под куполом цирка», новогодние елки в роскошных фойе и парадную мраморную лестницу, дошедшую до наших дней. Но одно из самых важных зданий города пустует и разрушается — уже больше двух десятилетий.

— Сейчас дом закрыт от вандалов, но крыша требует ремонта. Если в скором времени не провести минимальные противоаварийные работы, вода сделает свое дело, — переживает Марина.

4. Дом Г. П. Емельянова, Садовая, 94.

Единственный на Большой Садовой улице дом, фасад которого отделан натуральным камнем. Авторство проекта приписывают петербургскому архитектору Андрею Федоровичу Нидермейеру. Само же здание существовало как доходный дом с высотой потолков до 7 метров (первый и второй этажи) на самом оживленном перекрестке города. По всей видимости, полностью сдавалось под торговлю. В советское время здесь находились культовое кафе «Шоколадница», библиотека имени М.Горького и жилые квартиры.

— Многие ошибочно называют дом Емельянова домом Сариевых — но они владели соседним зданием. Фасад в пять этажей из гранита, впечатляющие размеры и строгость облика — идеальный пример позднего модерна. Таких зданий в Ростове очень немного. По иронии судьбы, после войны оказался самым целым зданием в этой части улицы, остальные лежали в руинах. У дома Емельянова даже стекла в окнах сохранялись, судя по фото, — уточняет Геннадий.

Сегодня зданию везет меньше, чем во время ВОВ. Дом Емельянова несколько раз выводили на торги, но каждый раз сделка срывалась.

5. Гостиница «Московская», Б. Садовая, 62

Четырехэтажное здание гостиницы построено в 1893–1896 годах по проекту архитектора А. Н. Померанцева. В центральной части изначально был большой балкон-навес, перекрывавший всю ширину тротуара у главного входа, но сейчас он утрачен. Фасад был богато украшен: третий и четвертый этажи объединены портиком с колоннами и пилястрами, оконные проемы оформлены фронтонами, декоративными карнизами, арками.

Во время Великой Отечественной войны здание гостиницы серьезно пострадало, но к 1960 году оно было восстановлено. К середине 2000-х годов в здании размещались офисы, а 1 июня 2007 года там произошел пожар, здание перестали использовать. И к началу 2013 года оно уже находилось в плохом состоянии.

— Многие десятилетия «Московская» была одной из самых крутых и элитных гостиниц Ростова, в которой кто только не останавливался. Сейчас здание больше двух десятилетий находится в процессе разрушения, да еще и стоит напротив городской администрации — кажется, более яркого примера отношения чиновников к историческому наследию не сыскать, — говорит Геннадий.

6. Дом А. Г. Гутермана (Гудермана), Донская, 15/8.

Здание было построено в 1855 году и принадлежало коробочному магнату Аарону Гудерману. В начале прошлого века в особняке был бакалейный магазин, в 20-х здание превратили в жилое. В 90-х дом расселили и отключили от всех коммуникаций. Здание несколько раз горело. Дом долгое время не был законсервирован, и его несколько раз вскрывали.

— Огромный особняк разрушается еще с начала нулевых. Внутри практически полностью утрачены оригинальные интерьеры, еще сохранявшиеся на момент расселения здания. Часть фасадов с восточной стороны здания начала обрушаться за последние несколько лет. Кроме обещаний администрация города ничего не делает с объектом культурного наследия — а ведь 10-15 лет назад он был в гораздо лучшем состоянии, — сетует Геннадий.

Читайте также:  Брызги на полмиллиарда: как выглядят фонтаны Ростова, на ремонт которых выделили более 500 млн рублей

7. Дом Скараманга, пр. Чехова, 7

Домовладение на перекрестке проспекта Чехова и улицы Станиславского принадлежало до революции Иоаннису (Ивану) Эммануиловичу Скараманга. Также в особняке проживали представители греческого рода Сканави. О детстве в особняке вспоминает самый известный представитель этой фамилии Марк Сканави, создавший популярный до сих пор задачник по математике для абитуриентов.

Особняк окружен важными для истории Ростова памятниками — ниже по пр. Чехова особняк А. Ф. Геесбергена, доходные дома М. Мартын, Л. Г. Каралли, чуть выше — особняк Ивана Парамонова, по улице Станиславского — особняками Ивана Куксы, Бориса Рысса. А в 1869 году в особняке останавливались Романовы — великий князь Александр Николаевич (будущий император Александр III) с супругой и великий князь Михаил Николаевич.

— На сегодня новости хорошие — лакомое место не отдадут под застройку. Зданием управляет ОКДЦ Здоровье, сейчас проводится реконструкция здания с сохранением родных стен, с дальнейшим размещением лабораторного комплекса онкологического комплекса, — надеется Марина.

8. Дом Ивановского, Социалистическая, 87.

Дом португальского консула Матикса Лаурадо, в котором во время Первой Мировой и Гражданской войн жил первый в мире вирусолог Дмитрий Иосифович Ивановский. Ивановский искал причину болезни листьев табака и выделил особые «кристаллы», которые были активны только в клетках хозяина и не были похожи ни на бактерии, ни на простейших. Ивановский предположил, что они обладают признаками жизни. Еще долго ученые по всему свету называли открытые им вирусы «кристаллами Ивановского». В Ростове-на-Дону Ивановский заведовал кафедрой естественнонаучного факультета Варшавского университета и успел издать учебник о болезнях растений.

— В нашем городе есть три объекта памяти — кенотаф (памятник без захоронения), табличка на здании Педагогического института, в котором размещался университет и этот дом. Дом, которому очень грустно — он то горит, то его расхищают, то орудуют асоциальные элементы. Сохранить память о нем сейчас — дело чести. Создать музей и модное место — вполне посильная задача, — считает Марина.

9. Дом Балабина, кон. XIX в.- нач. XX в. Шаумяна, 58.

Особняк в 1890-х гг построил выходец из Черниговской области, перебравшийся в Ростов-на-Дону, Копель Абелевич (Николай Иванович) Волов. В Ростове он женился, стал отцом трех детей и занялся гостиничным бизнесом. В здании, разумеется, также разместилась гостиница. Согласно дореволюционным справочникам, в начале ХХ века она называлась «Марсель». С 1910 года зданием владел Дариуш Антонович Юзефович, который вел торговлю сельскохозяйственной техникой. Новый хозяин в здании не жил, но гостиницу переименовал. Теперь она стала назваться «Бристоль». И в том же, 1910, году в этом доме родилась будущая известная балерина Феона Ивановна Балабина, позже взявшая звучный псевдоним Фея.

Ф. И. Балабина достигла высокого уровня исполнительского мастерства, что позволило ей не затеряться на фоне замечательных мастеров советского балета, которыми было богато отечественное искусство 1930-х — 1940-х годов. Десятки ролей, сотни выступлений, длительные гастроли — все это снискало Фее Ивановне громкую славу, и в 1947 году она стала лауреатом Сталинской премии.

Что до здания, то гостиница находилась в нем и в первые годы советской власти. Затем оно было переоборудовано под обычный жилой дом, который в конце концов расселили.

Читайте также:  Тогда и сейчас: где в Ростове находится дореволюционный дом с серпом и молотом

— Зажатый с одной стороны недостроем, а с другой стороны историческим зданием, которое администрация хочет снести, стоит этот милый трехэтажный домик. Ценен историей, ценен архитектурой, но состояние фасада, судя по тому, как его часть просела, находится на грани, — предполагает Геннадий.

10. Парамоновские склады, ул. Береговая, 47А

Комплекс складских помещений — одна из главных достопримечательностей Ростова-на-Дону, связанная со знаковой для города фамилией зернопромышленника и мецената Елпидифора Парамонова. Склады использовали для хранения зерна, цемента, угля и строительных материалов и вопреки расхожему мнению, принадлежали не только Парамонову, но и другим купцам. Однако именно о Парамонове и его семье ходят многочисленные истории и даже легенды. До сих пор никто не знает доподлинно, каким образом заработал Елипидифор Парамонов свои первые деньги. Будучи еще никому неизвестным, он приобрел в Ростове-на-Дону мельницу, стал закупать высококачественное зерно и продавать муку, постепенно повышая оборот продукции для отправки за границу. Так он получил свое первое состояние.

Что до складов, то они исправно работали по назначению долгие годы и чудом уцелели во время бомбардировок порта в Великую Отечественную войну. Куда большим разрушениям здания подверглись в эпоху их бесхозного существования: несколько раз горели, их топило, и сейчас они практически превратились в руины.

История по восстановлению «Парамонов» длится с 1992 года, когда был подготовлен первый проект реконструкции этого объекта. По Указу Президента РФ, в 1995 году склады получили статус федерального объекта культурного наследия. Но это не улучшило их участь.

— Склады разрушаются десятки лет. За это время они стали культовым местом для горожан и одной из главных достопримечательностей Ростова. При желании из места можно сделать конфетку, да такую, что будет уникальной на всю страну. Но собственники купили землю по смехотворной цене и, видимо, ждут, когда это все само развалится, — говорит Геннадий.

Знаменитые ростовские «Парамоны» достались ООО «Альянс-М», принадлежащее предпринимателю Владимиру Бондаренко. Компания «Альянс-М» купила склады у фирмы «Алмо-Ойл» в феврале 2018 года, а та, в свою очередь, выкупила их на открытых торгах за 13,9 млн рублей. «Альянс-М» также связана с бывшим депутатом Законодательного собрания Ростовской области Арташесом Арутюнянцем, которому принадлежит доля в компании. Долгое время «Альянс-М» обещало провести реконструкцию и дать вторую жизнь зданиям складов, сохранив фасады и стены, но сроки реализации проекта уже неоднократно переносились.

— Ростов сегодня — пока ещё кладезь разнообразия архитектурных форм. Но пока Комитет по охране памятников дает резолюции «здание представляет пример рядовой застройки и не несет собой исторической и архитектурной ценности», как это было в отношении Московской 28 — уникального неповторимого модернового особняка — или разыгрывает по ролями спектакль «эскаваторщик ошибся», остается успевать только фиксировать то, что есть, — вздыхает Марина.

Ростов-на-Дону — самый крупный город Юга России, некогда купеческое сердце страны — мог бы гордиться своими старинными домами. Но прежде роскошные особняки постепенно превращается в руины. В мае в Ростове рухнула стена старинного доходного дома Е. М. Стигнеева на Суворова, 7, в апреле загорелась крыша доходного дома Эрберга на Ульяновской, 25. В 2024 году Ростовская область получила около 89 млн рублей на развитие туризма. Но денег на то, чтобы привести исторический центр в порядок, не нашлось.

Виктория Сапунова

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:



Подборка новостей:

В станице Кочетовской отпраздновали «Закруткинскую весну»
Валерий Карпин: «Уйти в «Спартак» было бы нечестно по отношению к «Ростову»
В очередь к цифре: перевозку зерна на Дону будут контролировать компьютеры
Ростову 270 лет: в донской столице появится музей истории города
День весеннего равноденствия: астролог из Ростова предсказал последствия пандемии коронавируса
Число жертв коронавируса в Ростовской области достигло 36 человек
В Ростовской области женщина пойдет под суд за убийство новорожденного внука
Госэкспертиза уже утвердила проект реконструкции улицы Вавилова с развязкой в Ростове